Translate

Τρίτη, 15 Μαΐου 2012

Ириней – жертва фатрии.




Разоблачительная информация содержится в объемном отчете профессора Церковной истории и истории Современных Поместных Восточных Патриархатов Салоникского университета им. Аристотеля Афанасия Ангелопулоса, который он представил по просьбе Иерусалимского Патриарха Иринея 1 декабря к вопросу о «смещении с Патриаршества в Греко-Православном Иерусалимском (2005-2007 гг.) Патриархате и позиция государства Израиль в этом вопросе». Речь идет о тексте, являющимся значительным вкладом в историю, в поиск истины, и дающем ответы на насущные вопросы, касающиеся нации и религии.
Ниже приводимый отчет-изложение мнения по данному вопросу профессора Ангелопулоса занимает 14 страниц.
«Проблема заключается, с одной стороны, в процедуре низложения законного Иерусалимского Патриарха Иринея, и, с другой – в процедуру избрания и интронизации Архиепископа Фаворского Феофила на тот же патриаший трон».
Основные причины, приведшие к смене Патриарха исследователь, прежде всего, ищет в лоне Святогробского братства. Они имеют прямое отношение к личным амбициям, поведению и тактикам, связанным с избранием нового Патриарха после смерти Патриарха Диодора.
  • Причины, непосредственно связанные с крупными сделками, имеющими отношение к финансам и недвижимости Патриархата (купля-продажа патриаршей земли)  - в данный момент мы считаем нецелесообразным их анализировать – стали причиной того, что потерпевшие поражение претенденты на патриарший трон, заклятые враги вновь избранного Патриарха Иринея, преемника Диодора, постепенно создали оппозиционную группу, сконцентрировавшую свою деятельность вокруг существующих и мнимых экономических скандалов, связанных с куплей-продажей земли и якобы высокомерного поведения Патриарха и его непосредственного окружения. Сплочение направленных против Патриарха сил ставило своей целью подрыв основ трона Иринея и, если того позволят обстоятельства, его свержение, а также – возведение на него кого-то из ранее неудачливых претендентов, в особенности одного из группы, с чрезвычайно сильными политическими связями в Афинах. Но из этого опять же ничего не получилось.
Сигнал о возникновении кризиса дали афинские СМИ, руководствующиеся публикацией в иерусалимской  газете «Maariv». Афинское правительство, застигнутое врасплох, отреагировало поспешно, и под давлением «государства» СМИ и «теневого» правосудия, испугавшись отрицательной реакции общественного мнения, и руководствуясь причинами личного свойства, встало на сторону оппозиционной по отношению к Патриарху группы Святогробцев, вместо того, чтобы выступить храднокровным посредником, вместо того, чтобы разобраться в ситуации спокойно и компетентно, с единственной целью – помирить противоборствующие стороны, во избежание вмешательства трех местных правительств в случае избрания нового Патриарха, как мы изложили в своем письменном ответе на запрос компетентной инстанции.
Таким образом, трещина врутри Святогробского Братства все ширилась в ущерб Патриарху, который не мог контролировать кризис, несмотря на то, что обвинения в его адрес, связанные с экономическим скандалом купли-продажи патриарших земель, не подтвердились. Они остались – и остаются до сих пор – исключительно в сфере журналисткого репортажа, а также – предпринятых против него поспешных действий. Напротив, процесс по признанию израильским правительством Феофила был непосредственно связан с завершением Феофилом неоконченных процедур купли-продажи, старых и новых, тех самых, из-за которых Ириней и лишился патриаршего трона.  Поскольку географически юрисдикция Греко-Православного Иерусалимского Патриархата распространяется на три местных государства, на государство Израиль, на территории которого находится резиденция Патриархата, на КоролевствоИорданию и на Палестинскую Автономию, кризис, в первую очередь, в их же интересах, должен был бы озаботить правительства этих стран, поскольку все три имеют свои местные интересы и свою выгоду по отношению к Патриархату.
Ибо, что ни говори, а поцедура признания каждого Патриарха, от начала и до конца (с момента, когда трон каноническим и законным образом  вдовеет и до риутального акта интронизации)  - является законным правом местных государств, в границах которых законно существаует и функционирует Патриархат в качестве независимого и самоуправляемого религиозного института, в соответствии с международными соглашениями
Позиция государства Израиль
Государство Израиль, поскольку пребывание резиденции Патриархата на его территории, в старой исторической части Иерусалима дает ему особые привилегии, пристально следит за развитием сложившейся ситуации, не спеша, однако, занять вот уже в течение трех лет определенную позицию для разрешения проблемы. Израильцы, очевидно, ожидают, по примеру Иордании и Палестинской Автономии, получения определенной компенсации, прежде, чем решить, каким путем будет отменено или предоставлено признание.
Израилю прекрасно известно, что делаются попытки создать прецедент, с тем, чтобы каждый новый Иерусалимский Патриарх признавался бы в обход правительства Израиля.
Как же конкретно развивалась ситуация в период такой проблематичной смены Патриарха в Греко-Православном Иерусалимском Патриархате в обход Израиля, и сегодня на Израиль вынуждены оказывать давление, чтобы он признал Патриарха, и ведутся соответствующие переговоры с греческой стороной?
α) К вопросу об отмене признания Патриарха Иринея
(1) Требование об отмена признания Иринея, согласно действующим законам (османский закон, Иордании и Израиля – по тому же вопросу) Святогробского Братства, было отклонено правительством Израиля.
Правительство не издало официального документа об отмене признания, как это сделал, скажем, король Иордании в 2005 году. Это означает, что со своей стороны Святогробскому Братству подлежит добиваться через Синод официального указа об отмене признания. Необходимо было вооружиться терпением, найти необходимую аргументацию, чтобы заставить израильское правительство принять решение, а не действовать в обход его, и в результате быть вовлеченными сегодня в круг лихорадочных переговоров, в порочный круг политики типа «дал-взял», причем, в основном «дал», а не «взял». Тем более, что два других правительства в скором порядке утвердили отмену признания Иринея, после, конечно, дипломатического и политического нажима со стороны Афин. Соглашение было достигнуто при гарантии компенсации, что явилось дурным прецедентом, из-за которого Израиль не собирается отказываться от удовлетворения своих интересов. Таким образом, пока третья из трех договаривающихся сторон не отменила  признание Патриарха, каждое действие, касающееся поспешного избрания нового патриарха считается нелегальным и противозаконным. Там, где дело касается государственного признания, положение с выборами Патриарха – весьма шатко. Патриарх, как носитель высшего церковного звания, признается с соотвествующими ему почестями местным государством, и является пожизненным не только по законам церковным, но и по законам государства. Таким образом, компетентному органу, в данном случае - Синоду Патриархата вовсе, не так просто взять да перейти к акту замены, если до этого не имела место процедура отмены признания в отношении Патриаха. То же самое, причем в гораздо большей степени, относится и к государству.
(2) Отмена признания со стороны государства сопряжена и со вторым актом – с объявлением патриаршего трона по всем законам вакантным, с одновременным признанием местоблюстителя. Но этого также не произошло, как и в случае с актом первым. Святогробское Братство удовлетворилось в данном случае согласием Иордании и Палестинской Автономии.  
б) К вопросу о законности местоблюстителя в случае предполагаемого вдовства патриаршего трона
(1) Назначенный местоблюститель (речь идет о Митрополите Петры, кандидата в свое время вместе с Иринеем, а затем с Феофилом на пост Патриарха и дважды не избранного) потребовал своего признания от Израиля. Но государство никоим образом не отреагировало на запрос, поскольку  сочло его беспредметным: ведь акта отмены признания Патриарха Иринея не было, и речи о вакууме власти в Патриархате не шло. Как, следовательно, не шло речи и о назначении местоблюстителя для проведения процедуры избрания Патриарха, ибо роль местоблюстителя именно в этом и состоит, и ни в чем более. 
(2) Вместо того, чтобы ожидать ответа на посланный запрос относительно миссии местоблюстителя, митрополимт Петры начал и продолжает исполнять обязанности местоблюстителя. И возникает вопрос. Зачем он обратился к властям за одобрением свого назначения на пост местоблюстителя, если он не стал дожидаться ответа, даже если ответ и запаздывал? Очень просто: да потому, что он так или иначе собирался исполнять роль местоблюстителя, независимо от того, получит ответ или нет. Скорее всего, он был уверен в том, что получит отрицательный ответ, да и тот – по прошествии длительного срока. Прецеденты этому имелись. Но в конкретном случае, он должен был решиться: ведь смелость города берет. С помощью, Афин, разумеется.

в) К вопросу о представлении правительству Израиля на утверждение списка кандидатов
(1) Список кандидатов, по закону, отсылается правительству Израиля на утверждение, которое затем возвращает его с комментариями или без оных. Той же самой практике следовали и при избрании Иринея. В случае с избранием Феофила, возврата списков от правительства Израиля ожидать не стали, таким образом, в руки израильскому правительству дали все карты, чтобы оно могло выставить свои требования и требовать компенсации.
(2) Это произошло, не взирая на возражения членов избирающего Патриарха Синода, которые тогда же, в момент избрания Патриарха, утверждали, что процедура избрания «хромает» без наличия списков, которые предварительно следовало получить от израильского правительства. Верх, однако, взяла позиция афинского адвоката, присутствующего незаконно и вопреки правилам на процедуре избрания, и считающего, что вполне достаточно того, что список вернули два других правительства – Иордании и Палестинской Автономии, в основном, первого, чего опять же добились при дипломатическом вмешательстве Афин. Присутствие в Иерусалиме при процедуре избрания Патриарха  адвоката  было также инициативой Иордании. Греческая сторона, ошибочно решившая, что согласие Израиля с самого начала были излишним, сегодня вынуждена бороться за то, чтобы этого согласия добиться, но уже будучи вынужденной идти на непростительные уступки.  

г) К вопросу интронизации, после процедуры избрания
(1) Принимая во внимание, что процедура избрания, как таковая, является исключительно внутренним делом Церкви и канона, не разрешается никакое вмешательство со стороны светских властей, однако на церемонии интронизации  присутствует представитель правительства. На церемонии интронизации Феофила представитель израильского правительства не присутствовал, поскокльку не была соблюдена законность по отношению к государству Израиля..

(2) Принимая во внимание все вышесказанное, Архипископ Фаворский, избранный таким путем, на пост Патриарха, обратился в Верховный суд Израиля, с требованием о признании, и протестуя к тому же против свыше всякого приемлимого срока бездействие в этом отношении израильского правительства. После многочисленных отсрочек суд собирается по этому вопросу 26 декабря 2007 года, с тем, чтобы принять окончательное решение.  Между тем, правительство с марта 2005 года назначило межминистерскую комиссию, срециально для вынесения решения по данному вопросу. Комиссия представила правительству отчет, в котором предлагает признать Феофила, однако, с параллельным требованием ответного признания со стороны Патариархата ожидаемых утверждения соглашений о купле-продажи земель, а также новых.
д) Общие выводы относительно законности признания Патриарха.
(1) В соответствии со всем вышесказанным, Ириней продолжает оставаться для государства Израиль единственным законным Иерусалимским Патриархом и, как равноправный и законопослушный гражданин, имеет право на защиту и соответсвующее его сану уважение со стороны государства до тех пор, пока не будет принято иное решение.
(2) Акт признания со стороны государства, изначально и непосредственно связанный с процедурой избрания (законная вакансия в случае смерти Патриарха или же его отставки, или отмены признания, как в данном случае) полностью обоснован в случае Иринея. Феофил же, Архиепископ Фаворский, вознесся на Иерусалимский трон без соблюдения – с уважением и благоговением – условий государства, касающихся признания при избрании нового Патриарха. Стал Иерусалимским Патриархом, вопреки действующему закону Израиля об избрании Патриарха, причем, когда на межминистерской комиссии его спросили, какой закон действует в отношении Иерусалимского Патриархата, он ответил вначале, что Иерусалим является территорией с особым международным режимом, а затем, поправив самого себя, заявил, что Патриархат в своих действиях подчиняется закону государства Израиль. Этим объясняется тот факт, что на официальные мероприятия правительства и государства приглашается, как законный (до настоящего времени). Патриарх, Ириней
Взгляд на вопрос о Иерусалимском Патриархате в 2005 году с точки зрения церковных традиций и канонического порядка
α) Этот вопрос не касается непосредственно государства, светской власти.  Как мы уже сказали, это внутренний вопрос каждой местной  Православной Церкви (из числа 14-ти в настоящее время). Их кафедры, согласно иерархии: Константинополь, Александрия, Антиохия (ныне располагается в Дамаске), Иерусалим, Москва, Белград, Бухарест, София, Тбилиси (Тифлис), Никозия, Афины, Варшава, Тирана, Прага.
б) Однако, государство, на территории которого располагается каждая кафедра, непосредственно заинтересовано в том, чтобы все происходило в соответствии с законом и каноническим порядом, согласно церковным порядкам, во избежание распрей в лоне местной Церкви, в данном случае, в 4-х первых Восточных Патриархатах, так называемых, Поместных, то есть: Константинопольском, Александрийском, Дамасском и Иерусалимском.
К сожалению, в конкретном случае события оказались гораздо серьезнее, ибо все произошло в результате заговорщицких действий фратрий в системе Всеправославной Системы, причем, поспешно и при вмешательстве политики. И вот тому доказательства.

(1) На первом этапе – организация группировки против Патриарха Иринея.
а) Основной характерной чертой внутри Святогробского Братства действий было сплочение вне Священного Синода его членов, направленое против главы Синода, каковым является Патриарх.
б) Согласно церковным канонам, которые в этом пункте чревычайно жестки, единственным органом, обладающим правом и в то время обязанностью разрешать внутренние проблемы, а тем более – улаживать споры, а также разбираться в жалобах на Патриарха или других членов Синода и Святогробского Братства, является Священный Синод Иерусалимского Патриархата из 18 членов.
г) Патриарх Ириней созывал законно и канонически Синоды, как только разразился кризис (конец 2004-начало 2005 гг.), для того, чтобы те оценили сложившееся положение, между тем, как действующие единым фронтом священники члены Синода на эти заседания не являлись.. Являющиеся на заседания члены Синода осуждали не являющихся, называя их фратристами и раскольниками и ослушниками.В то время как некоторые из тех, что являлись на заседания Синода, но, между тем, примкнувшие к противниками Патриарха, руководствуясь личными интересами, также являлись частию той группы, которую осуждали, будучи на заседаниях Синода, то есть, членами фратрии и схизмы. Одним из них был и Архиепископ Фаворский Феофил.
(2) Решение на Всеправославном уровне в Константинополе
а) Ввиду сложившегося ненормального положения в Патриархате, единственным церковно каноническим выходом мог быть созыв Всеправославного Собора в Константинополе, что и произошло, хотя этот созыв опять же сопровождался  нарушениями. Синод был созван под председательством Весленского Патриарха, резиденция которого с момента возникновения Константинополя, находится в этом городе.
б) К сожалению, Всеправославному Собору также не удалось примирить и привести к соглашению стороны, как того хотели представители местных Церквей и Патриарх Ириней справедливо, по канонам Церкви. Этому воспротивились его противники, которые, между тем, добились перевеса, сложившегося благодаря фратрии, а не внутри Синода, и при поддержке правительства Греции и Вселенского Патриархата Константинопольского. Перевес получился а результате заговорческих действий фатрии, а не в ходе работы Синода, под само собой разумеющимся председательством Патриарха, которого в ходе совещания должны были призвать члены Синода. Однако, все как будто набрали в рот воды, в то время, как следовало вопсротивиться.   
в) По разным причинам, идущим вразрез с церковными канонами, Всеправославный Собор не выполнил своей миссии, переложив ответственность за решение проблемы опять же на плечи Местной Иерусалимской Церкви, и возложив задачу начать, вопреки канонам суд над Патриархом на противников Патриарха, назвав их Синодом (само собой разумеется, без Патриарха и председателя Синода),. Причем, сам Патриарх и председатель Синода был подвержен «акинонисии», то есть разрыву евхаристического общения с ним Всеправославных институтов. Этим последним действием большинство Иерусалимского Синода обрело статус «канонического», несмотря на то, что выпестовалось оно из фратрии, как уже было сказано выше.
г) Позция Всеправославного Собора Константинопольского (май 2005 года) по отношению к Патриарху Иринею, была несправедливой, необъяснимой, даже противоречивой, и явилась следствием голосования, при котором не обозначилось четкого большиства. Всеправославный Собор потребовал от Патриарха Иринея заявления об оставке как...жертвенного жеста, без проведения суда над Патриархом, как то ясно предусмотрено канонами Церкви, дабы жертва была принесена по всем правилам. Поскольку в Константинополе никто не предъявил конкретных, обличающих Патриарха Иринея документов (их и не могло быть), подтверждающих, что он действительно продал принадлежащую Патриархату землю в старом Иерусалиме (Ворота Яффы) и полученные от  продажи или от переговоров о продаже деньги положил себе в карман, (а именно в этом состояло обвинение со стороны журналистов и политиков), Всеправославный Собор объявил, что он собрался не для того, чтобы вершить Суд. Несмотря на это, решение в отношении Патриарха было обвинительным, поскольку Собор принял сторону его противников и осудил его на акинонисию. По сути, судя по результатам, Всеправославный Собор действовал как Суд, не признавая при этом, что он превратился в Суд, но косвенно действуя именно как Суд, только Суд неправедный, если судить по сделанным им подтасовкам. Ибо Суд над Патриархом должен быть организован на иной основе. В данном же случае присутствующие задавались целью убедить Патриарха Иринея подать в отставку, чобы конфликт разрешился сам собой. Таково было условие греческого правительства – отставка. Но Патриарх Ириней на Всеправославном Соборе отверг предъявленные ему обвинения. Представил доказательства своей невиновности. Он не только не продавал собственность Патриархата, но сделал все, чтобы ее преумножить - либо делая новын купли в пользу Патриархата, либо оберегая земли Патриархата от нарушителей. Сделок о продаже не было, поскольку они не были представлены Синоду на утверждение. И действительно, есть доказательства того, что сделки так и не были совершены (из-за пресловутого  Пападимаса), и сегодня Феофил должен завершить их, если он только хочет добиться от Израиля признания, что вытекает из беседы, которую он имел с двумя уполномоченными адвокатами в присутствии межправительственной комиссии в июле 2007 года. 
д) Но поскольку решение уже было принято в кулуарах, еще до созыва Собора, аргументы Иринея не были услышаны. Однако, результаты голосования, стали вехой, так как из 14 членов Всеправославного Совета только 7, в том числе и председатель, то есть, только половина, потребовали отставки Иринея, без суда (Константинопольский, Александрийский, Московский, Афинский, Тиранский, Бухарестский, Никозийский). Из остальных семерых, трое не явились на Собор (Белградский, Софийский, Пражский), а еще четверо, в том числе и Ириней, либо воздержались, либо потребовали компромисса (Дамасский, Тбилисский, Иерусалимский и Варшавский). Результат голосования был представлен как решение большинства, в то время как голоса разделились поровну. Голос Патриарха Иерусалимского не учитывался издавшими официальную сводку. Хуже некуда. А еще утверждают, что Суда не было!
 
(3) Второй суд на месте в Иерусалиме,.
а) Как только все вернулись в Иерусалим, Патриарх и Синод, святогробская компания сделала все, чтобы бездна в отношениях между враждующими только увеличилась. И в первую очередь - выступающие супротив церковных канонов лидеры фратрии, как доказали два профессора, приглашенные дать свое заключение, или, выражаясь языком светским – заговорщики.
б) Противники Патриарха назначили Суд с участием 12 членов. Но состав этого суда – нелегальный и вопреки церковным канонам по двум причинам: первая –касается прямого нарушения законности, а вторая – имеет отношение к моральной стороне дела.
Во-первых, от участия в Суде отстранили митрополитов с паствой, которые участвуют в составе ex officio, согласно канонам и законам. К примеру, исключен был Митрополит Назаретский, с самой многочисленной паствой в епархии, только потому, что и письменно, и устно он выражал преданность своему Патриарху. Один только этот акт – исключения из состава Суда – показывает, что речь идет о суде фратристов, суде нелегальном уже по своему составу.  
Во-вторых, потому, что председательствовал в Суде основной претендент на Патриарший трон, некогда сокандидат Иринея. Митрополит Петры, однако, потрпел поражение в законных и согласно канонам выборах Патриарха, когда вместо него был избран Ириней. Насколько, с точки зрения этики и объективности, он мог судить по справедливости, и тем более- церковной, да еще в роли председателя, а не просто члена Суда? Ведь речь идет о том самом лице, которое, уже после осуждения Иринея, при вышеуказанных условиях самым непристойным образом – и с точки зрения морали, и с точки зрения законности, будучи назначенным местоблюстителем, требовал от правительства Израиля признать его в качестве такового? Само собой разумеется, что Ириней не явился, когда его вызвали на эту пародию на Суд.

в) И вот тут возникает кризисный вопрос относительно правительства Израиля. Как
оно могло узаконить такого местоблюстителя? Оно и не узаконило, и правильно сделало, ибо, в ином случае, ему следовало бы одобрить и принять все последующие касающиеся Церкви и религии, элементарно противные истине и человечности действия церковного суда, уже по своему составу и с точки зрения этики - нелегального  и аморального. После нелегального и противного канонам Суда Израиль должен был согласиться и со всеми, поледующими за осуждением Иринея процедурами выбора, интронизации и признания нового Патриарха. Правительство предпочло занять выжидательную позицию, дабы добиться определенных привилегий в том, что касается имущественного режима, то есть, чтобы упростить процедуру купли-продажи. 
Выход для Израиля из юридического и церковного тупика
а) В вопросе, касающемся Иерусалимского Патриархата, Израиль вот уже как почти три года стабильно поддерживает и защищает в своем регионе законность в лице Патриарха Иринея. Свой позицией он показывает, что уважает и косвенно подерживает религиозный и церковный порядок против тех лиц, которые организовали заговор против Патриарха, с целью вынудить его к отставке. Причем, по причинам, никакого отношения не имеющим к законности (ибо в двух случаях предполагается увольнение Патриарха по закону Королевства Иордании от 1958 года: во-первых, в случае измены истинам христианства и православия, и во-вторых, в случае телесной или душевной болезни), и тем более к действиям экономического порядка (купля-продажа церковных земель), ответственность за которые несут и противники Патриарха, даже большую, нежели сам Патриарх, ибо он в течение 20 и более лет жил в Афинах в качестве экзарха Святого Гроба, никакого отношения не имеющего к вопросам финансовым и имущественным в резиденции Патриархата.

б) Израиль мог выбрать один из двух путей разрешения вопроса, касающегося Иеурсалимского Патриархата.
(1) Официальное выражение уважения к лицу Патриарха от имени всех гражданских и религиозных институтов и от имени всех законных граждан Израиля.
(2) В том случае, если выражение уважения стоило бы Израилю дорого с политической точки зрения, и государству пришлось бы положить его на чашу весов против собственных государственных интересов, то ему следовало бы руководствоваться приницпом, стоящим над законом, над политической волей и признать Феофила, Архиепископа Фаворского, Патриархом
a posteriori, но с опреденными условиями, как сделали два других правительства при вмешательстве МИД Греции.
Условие первое: следовало определить будущее Патриаха Иринея, как бывшего Патриарха, обеспечить его средствами проживания, по закону (и из уважения к его сану) и скрепить это решение правительственным указом, с указанием места проживания, а также с соблюдением условий, обеспечивающих ему отправление личных церковных нужд и обязанностей на территории Израиля, в соответствии с его государственным и социальным положением
Второе условие находилось в прямой зависимости от того, согласится или нет сам Патриарх подать в отставку. Нечто подобное предложило ему греческое правительство через своих церковных представителей на Всеправославном Соборе в Константинополе, но Патриарх отклонил предложение, так как он не совершил никакого преступления, чтобы совесть подсказывала бы ему подать заявление о своей отставке. И тем более, когда речь шла о пресловутом деле о купле-продаже церковных земель, которое так и не было принято во внимание Собором, и которое Феофил, пол собственному его признанию, доведет до конца, дабы получить признание Израиля. Патриарх заявил тогда, что он из приницпа скорее предпочтет остаться в полной изоляции, чем подаст в отставку.
Наша позиция, как церковного историка, в этом вопросе
а) Институт Патриархата в Православной Церкви является высшим не только с точки зрения духовности, но и с точки зрения административной, и в его рамках сан Патриарха, согласно церковной традиции,  является пожизненным, с чем, при благоприятных обстоятельствах, соглашаются и государства, на которые рапространяется его влияние. Особенно Восточные Поместные Патриархаты (Константинополя, Александрии, Антиохии с резиденции в настоящее время в Дамаске, и Иерусалима) обладают высшим религиозным авторитетом, из-за того, что этот институт Поместных патриархатов был утвержден на Вселенском Соборе первой христианской Церкви 7 первых веков по Р.Х.  

Поэтому, когда речь идет о низложении такого лица, как Патриарха, обладающего релизиозным, административным и историческим авторитетом, соотвествующие процедуры должны быть безупречными и с юридической точки зрения, и с точки зрения канонов. В конкретном случае  - и мы это уже доказали – как процедура низложения Патриарха Иринея, так и следующая за ней  процедура интронизации нового Патриарха, Феофила, «хромают» с точки зрения  законности.
Роль и ответственность Израиля в процедуре смены Патриарха заключается в том, что израильское правительство имеет право и в то же время на него возложена обязанность отменить или не отменить признание Патриарха Иринея и, с другой стороны, признать или не признать Архиепископа Фаворского Феофила. Но вот уже в течение трех лет, ни того, ни другого правительство Израиля не сделало.
Оно не приняло решения ни в отношении снятия патриаршего сана с Иринея, ни в отношении его признания за Феофилом, несмотря на давление, оказываемое внешней политикой греческого правительства, которое само стало частью проблемы из-за своих поспешных и безуспешных действий, как внутри Святогробского Братства, как и в отношении трех местных правительств. Таково в настоящее время положение с точки зрения законности. Поэтому на Израиль и оказывается давление относительно акта признания Феофила, который продолжает находиться в своем регионе в «подвешенном» состоянии. Причем, нерешенным остается и вопрос с Иринеем, и не только относительно его статуса в самом Израиле, но и в Греции, и во всей Всеправославной Системе: как бы там ни было, но какое-то время он безусловно являлся каноничным Патриархом Иерусалимским.
в) Однако, в истории Церкви, и особенно в истории Восточных Поместных Патриархатов, можно отсыкать четыре показательных примера.


  Во-первых, Архиепископы и Патриархи, даже при очевидной несправедливости возводимых на них обвинений, уходят в оставку уже потому, что затрагивается их честь. На этом ставится точка. К примеру, Архиепископ Константинопольский, Святой Григорий Богослов (IV в. по Р.Х.), который, когда его действия были подвергнуты сомнениям, покинул патриарший пост и удалился.  
  Пример второй. Архиепископы и Патриархи, правомочность действий которых подвергается сомнению со стороны политической власти, либо со стороны Иерархии, то есть соепископов, отказываются подать в отставку, основываясь на основном догматическом и церковном принципе, что они были избраны и взошли на престол Божьей Милостью, на что сылаются эклекторы в момент процедуры избрания. В этой связи, к примеру, можно вспомнить Святого Христианской Церкви Хризостома Архиепископа Константинопольского. Царская власть, Константинопольский двор и большинство епископов требовали официально и настойчиво его отставки, дабы избавиться от него, так как он ядовито критиковал неприемлимое поведение политических и духовных властей. Не желая уйти в отставку, он вынужден был уйти в изгнание, терпя невзгоды, но при этом не уставал благодарить и славить Бога за то зло и несправедливость, которые ему приходилось терпеть.
    Пример третий. Известны случаи, когда во времена Османской империи, на Востоке, где функционируют 4 Поместных Патриархата, Патриархи, несмотря на явную несправедливость, были вынуждены подать в отставку вследствие сложившихся политических обстоятельств и условий в Лоне Церкви, а затем, по прошествии определенного времени, их вновь призывали на патриарший трон – на тот же самый или иной, причем те же самые лица, которые ранее подтолкнули их к отставке. И все потому – что общие условия изменились в их пользу. Причем, некоторым Патриархам довелось пережить такое не единожды, а дважды и даже трижды.
  Пример четвертый. Известны случаи, причем, в том же Иерусалимском Патриархате, когда все Святогоробское Братство и все политические силы Османского государства требовали от Патриархов, чтобы они покинули патриарший трон, но они, тем не менее, сопротивлялись, настаивали на своей правоте и, в результате, доказывали ее, и политическое руководство, которое их признало, а затем отменило признание, вставало, в результате на их сторону, и Святогробцы, противники Патриархов вынуждены были отступить, и все вместе  просили друг у друга прощения, и мир восстанавливался. Этому нас учит история Церкви.
в) Наша позиция. Принимая во внимание все вышесказанное, мы представили ранее свое предложение нынешнему Патриарху Ирине, подкрепив его историческим опытом. Несмотря на то, что Патриарх, по нашему мнению, основанному на глубоком изучении вопроса, является жертвой фратрии или заговора более широкого масштаба, несмотря на проявленную к нему несправедливость, особенно в тех вопросах, где он действительно был прав, мы считаем, что если Израиль намерен отменить признание Иринея и признать Феофила, ему, Патриарху, следует подумать над вариантом начать переговоры о своей возможной отставке, пусть временной, и на этом поставить точку. И, если в будущем даст Бог, сложатся благоприятные обстоятельства, то он вновь сможет быть призван продолжать свое дело, снова в роли действующего Патриарха Иерусалимского.
Как церковный историк, когда мы говорим о Иерусалимском Патриархате мы подразумеваем один-единственный исторический Иерусалимский Патриархат, тот, который и на международном, и на всеправославном уровне называется Греко-Православным Иерусалимским Патриархатом, ибо другие Патриархаты – порождение ненормальных ситуаций, в основном после Крестовых походов Запада против Востока с целью «освобождения» Святых Всехристианских и Всеправославных Паломнических мест, начиная с XI  века по Р.Х.

Αρχειοθήκη ιστολογίου

Επικοινωνία